0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мемориальный комплекс «Зенитка» (Лобня). Последний рубеж, где был остановлен враг.

Памятник лобзику

Бессмертный подвиг

Трудно представить, но наступательная операция гитлеровцев на Москву под названием «Тайфун» в сентябре–октябре 1941-го принесла им реальные успехи. Части трёх фронтов советских войск были разбиты под Вязьмой, и армия вела тяжёлые оборонительные бои, отступая с огромными потерями. Враг подошёл так близко, что 15 октября комитетом обороны было объявлено об эвакуации столицы. Это вызвало у некоторых настоящую панику.

Необстрелянная 316-я дивизия генерала Панфилова была одной из четырёх, держащих оборону на Волоколамском направлении протяжённостью 20 км. Легендарная четвёртая рота 1075-го полка удерживала опорный пункт на возвышенности близ железной дороги у деревни Нелидово в полутора километрах от станции Дубосеково (мемориал создан именно здесь).

16 ноября на данном направлении фашисты предприняли танковую атаку, бросив против вооружённых горючими смесями советских солдат более пятидесяти единиц боевой техники. Четыре часа продолжался бой, в ходе которого вторая танковая дивизия немцев так и не сумела получить позиционное преимущество. Не имеющая поддержки артиллерии, четвёртая рота, вдохновляемая политруком Василием Клочковым, не отдала ни пяди земли, оставив гореть на месте боя 15 танков противника (по другой версии – 18).

Дубосеково: мемориал к юбилею Победы

После появления в «Красной звезде» статьи о двадцати восьми героях четвёртой роты их подвиг стал символом стойкости защитников Москвы. На примере панфиловцев формировался дух непобедимой армии, перешедшей 5 декабря в контрнаступление, несмотря на то что враг сумел подойти к столице на расстояние 20–25 км.

Послевоенное поколение, воспитанное на эталонах проявления патриотизма, чтит подвиг солдат, представленных в 1942-м к Звезде Героя. Это был единственный случай, когда награда присуждалась посмертно целому списку, составленному ротным командиром. В 1967 году в Нелидово создан музей памяти героев-панфиловцев, а к 30-летию Победы на станции Дубосеково – мемориал, включающий в себя:

  • Скульптурную группу из шести монументальных фигур бойцов высотой 10 метров, олицетворяющих представителей различных национальностей, ибо 316-я дивизия создавалась в Казахстане и Киргизии. В её составе – весь многонациональный Советский Союз.
  • Бетонные плиты, символизирующие кордон, преодолеть который фашистам не удалось.
  • Гранитную плиту с описанием исторического события.
  • Ритуальную площадь со звездой, где происходит возложение цветов.
  • Музей-дот с обзорной площадкой.

Целый коллектив архитекторов, скульпторов и инженеров принял участие в строительстве мемориального комплекса: Ф. Фёдоров, А. Постол, Н. Любимов, И. Степанов, Ю. Кривущенко, В. Датюк, С. Хаджибаранов. Размещение каменных богатырей на возвышенности вызывает ощущение душевного трепета у всех посетителей мемориала.

Скульптурная группа разбита на три части. Впереди – фигура политрука Клочкова, вглядывающегося в даль из-под руки. За ним – двое бойцов, сжимающих в руках гранаты. Они внутренне готовы к бою. Центр композиции – фигура из трёх воинов с лицами, преисполненными решимости. Один из них – командир, призывающий солдат к битве.

Литературный вымысел или реальность?

Накануне 70-летия Победы огласке были преданы архивные документы о расследовании военной прокуратуры (1948), результаты которого опровергают реальность подвига 28 бойцов четвёртой роты генерала Панфилова. Расследование проводилось в связи с выявленным фактом о том, что шестеро бойцов остались живы: двое попали в плен, а четверо были тяжело ранены.

Впоследствии один из солдат запятнал своё имя, перейдя на службу к фашистам. Исторический эпизод был причислен к литературному вымыслу журналиста А. Кривицкого. Несмотря на это, самым распространённым вопросом в Волоколамском районе остаётся вопрос о том, где находится Дубосеково (мемориал), как доехать до него, чтобы отдать долг памяти героям.

Ибо выводы комиссии носят тенденциозный характер и связаны с желанием испортить репутацию выдающегося военачальника Г. К. Жукова, находящегося в опале у И. Сталина. Все свидетельства участников, мемуары самого Жукова, а также захоронение более ста бойцов в братской могиле (деревня Нелидово) свидетельствуют об историческом факте. Можно уточнять персональный состав героев-панфиловцев, количество подбитых танков, но это не умаляет массового подвига защитников Москвы.

Сегодняшний день

Дубосеково, мемориал близ которого имеет федеральное значение, в 2015 году стало местом проведения грандиозного фестиваля «Поле боя». На протяжении трёх дней историческими клубами воссоздавалась реконструкция событий с погружением в героическую эпоху Великой Отечественной. Более 20 тысяч зрителей стали свидетелями уникального зрелища, призванного рассказать молодому поколению о ратных подвигах их отцов и дедов.

Читать еще:  КамАЗ-54901 с кабиной К5: технические характеристики, цена, отзывы, устройство

Какое название носит мемориал (Дубосеково)? Как проехать на место подвига четвёртой роты? До 2015 года федеральный памятник фактически не состоял на балансе ни одной официальной организации, поэтому можно встретить множество названий мемориала. Московская область взяла на себя ответственность по содержанию памятного места. Официальное его название – Мемориальный комплекс «Подвигу 28».

Станция Дубосеково ныне в составе сельского поселения Чисменское, куда можно добраться электричкой с Рижского вокзала (маршрут: до Волоколамска или Шаховской). Время в пути составляет чуть более 2 часов. На автомобиле необходимо следовать по Новорижскому шоссе до Волоколамска. Город находится в 9 км от мемориала.

Мемориальный комплекс «Зенитка» (Лобня). Последний рубеж, где был остановлен враг.

30 ноября 1941 года фашисты заняли Красную Поляну — всего-то в 25 километрах от Москвы. Так близко подошли к нашей столице. Немецкие вояки хвастливо докладывали в Берлин, будто уже разглядывают в стереотрубу купола кремлевских храмов.

ГЛАВНЫЙ РУБЕЖ обороны Москвы проходил в пяти километрах от Красной Поляны — у Лобни, в начале Рогачёвского шоссе. Здесь был сооружен противотанковый ров (часть его сохранилась, только поросла со временем травой-муравой) глубиной четыре метра, шириной по верху шесть и по низу — четыре. Возведены были и заграждение из колючей проволоки в 2-3 ряда, противотанковые и противопехотные минные поля, окопы, долговременные огневые точки с железобетонными колпаками, позиции для минометов и артиллерии. Этот мощный редут создали москвичи, в основном женщины, лобненцы и жители окрестных поселков и деревень.

Зная, как тяжело под Лобней, Сталин даже снял четыре зенитных орудия калибра 85 миллиметров, оборонявших небо над столицей, и перебросил их к железнодорожному переезду у села Киово. Первый бой закипел утром 1 декабря в 35-градусный мороз. Одиннадцать танков с ощетинившимися стволами двигались по Рогачёвскому шоссе.

Зенитки били по ним прямой наводкой. Повредили две машины, остальные развернулись и начали отходить.

Лишь через сутки стальные громады со свастикой на боках решились на новую атаку. Фашисты не знали, что три расчета зениток погибли в бою 1 декабря и у Лобни остался в живых один-единственный — сержанта Гайка Шадунца. Но подтвердилась истина — и один в поле воин. Шесть стервятников подбили зенитчики. И немцы дрогнули, начали пятится назад. А 6 декабря войска Западного фронта перешли в контрнаступление, выбили немцев из Красной Поляны, отогнали подальше от Москвы. 13-я батарея Г. Шадунца, весь геройский расчет которой был награжден орденом Красной Звезды, вернулся опять в столицу, чтобы сторожить ее небо.

Уже после войны, закончив службу, приехал в Лобню, в воинскую часть, что располагалась в Чашниково, подполковник Прокопий Яковлевич Колычев. Уж он-то, фронтовик, понимал, что значил тогда, в морозном декабре 41-го, Лобненский рубеж. Ходил по заросшему травой противотанковому рву, трогал руками железобетонные колпаки огневых точек и думал, думал, как сохранить для потомков эти исторические экспонаты под открытым небом. Как сберечь память о победителях -и сложивших головы на этой земле, и дошедших до Берлина. Мало-помалу записывал воспоминания воинов, в том числе Г. Шадунца — командира 13-й батареи, собирал документы, фронтовые вещи, фотографии, солдатские треугольники.

В середине шестидесятых годов прошлого века коммунист П. Колычев пришел в Лобненский горком КПСС и сказал твердо: «Надо создавать музей боевой и трудовой славы города! А то растеряем многое из реликвий военных лет». И в 1968-м музей открыл двери для первых посетителей.

А еще раньше — 4 ноября 1967-го — на Батарейной улице (названа так по инициативе П. Колычева в честь зенитчиков, не пропустивших фашистов к Москве) появился памятник: на высоком постаменте красуется орудие 85-миллиметрового калибра. Надпись на постаменте гласит: «На этом рубеже 1-3 декабря 1941 года артиллеристы 13-й батареи 864-го зенитного полка остановили фашистские танки, рвавшиеся к Москве».

Участник Великой Отечественной П. Колычев добился, чтобы на улицах Лобни, носящих имена фронтовиков, были прикреплены мемориальные доски, и теперь даже юные граждане города знают, кто пал, защищая их родной город, Москву, державу. Иван Васильевич Агапов был комиссаром дивизиона 396-го артполка 331-й Брянской стрелковой дивизии. А до войны работал секретарем сельского райкома партии в Куйбышевской области. Ночью 1 декабря 41-го немцы, заняв Красную Поляну, выслали к Лобне разведотряд. Комиссар вступил в бой. И погиб вместе с одиннадцатью бойцами.

Читать еще:  Погрузчик Still (Штиль): вилочный, электропогрузчик, ремонт, RX 20-20, технические характеристики

Улица Бойко Николая Артёмовича. Названа так в память о героическом подвиге командира 4-й стрелковой роты 2-й Московской стрелковой дивизии. 30 ноября он со своими ребятами повторил подвиг героев-панфиловцев, которые предпочли погибнуть под гусеницами фашистских танков, но не сдаться.

— Создавая музей, я старался, чтобы экспозиция ярко, образно и убедительно свидетельствовала: это была воистину народная война. Против лютого врага встал весь советский люд от мала до велика. И мне сегодня, каюсь, страшно при мысли: «А если завтра война?» Парни будут прятаться под материнские юбки? Ведь прячутся же, отвиливая от службы в родной армии! — гневается старый солдат.

Музей этот особенный. Здесь есть оружие времен Великой Отечественной, предметы солдатского быта. Но главное все же — документальный рассказ о судьбах воинов, их жен, матерей и детей. Вот на снимке семья Евдокии Трофимовны Ивашенковой. Об этой матери пяти маленьких детей «Правда» рассказывала в номере от 15-18 августа 2003 года в очерке «Дунины березы». Они растут теперь на том месте, где тогда, в грозном декабре 41-го, стояла зенитка Г. Шадунца. Отступать расчету артиллеристов было некуда: позади мать с детьми в землянке.

О доме, ставшем крепостью, были сняты два фильма. Один — документальный, о битве на Лобненском рубеже, «Если дорог тебе твой дом» режиссеров Б. Небылицина и Р. Григорьева. Второй — художественный — «У твоего порога», снятый В. Ордынским. «Дунины березы»,- говорят привычно жители Лобни, проходя мимо весело шумящих листвой по весне трех больших берез.

Молодых посетителей музея П. Колычев обязательно подводит к стенду «Победителям посвящается». Здесь собраны рассказы о боевых подвигах земляков, одолевших фашистского зверя, Героях Советского Союза и бойцах, не удостоенных столь высокой награды.

— Надо, надо сохранить память об этих замечательных патриотах Отчизны для грядущих поколений! Чтобы не оборвалась, не распалась связь времен. Чтобы не померкла в веках гордость за подвиги дедов, покаравших злого недруга, подошедшего к самому порогу Родины — Москве,- говорит Прокопий Яковлевич и показывает мне стенд, где собраны документы, фотографии Клавдии Ивановны Колотушкиной.

Жила она с матерью (отец был на фронте) в поселке Хлебниково, что около Лобни. Окончила здешнюю семилетку, а летом 41-го — Московскую фельдшерскую школу, работала в больнице. Когда немцы рвались к Лобне, Клава помогала медикам 331-й Брянской стрелковой дивизии отправлять в столицу раненых бойцов. 30 ноября, когда погибла командир медсанвзвода минометного дивизиона, Клавдия пришла в штаб и сказала, что готова ее заменить. Офицер, выслушав красавицу, сказал: «Вы же еще ребенок, несовершеннолетняя!»

В тот же день Клавдия пришла в штаб вместе с матерью Анной Андреевной. Та с укоризной сказала офицеру-штабисту: «Враг у порога столицы. И хоть дочке нет восемнадцати, я благословляю ее на защиту Родины». 4 декабря Колотушкину назначили командиром медсанвзвода. А 6-го, когда началось контрнаступление наших войск под Красной Поляной, в юного медика угодил осколок авиационной бомбы. Ранение было настолько серьезным, что хирурги сочли необходимым удалить девушке ногу.

Потом Клавдия Ивановна окончила столичный мединститут и до конца своих дней работала врачом в долгопрудненской городской больнице. Люди старшего поколения и поныне поминают ее добрым словом.

© 1993-2016 Политическая партия «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Мемориальный комплекс «Зенитка» (Лобня). Последний рубеж, где был остановлен враг.

Мемориальный комплекс «Зенитка» (Лобня). Последний рубеж, где был остановлен враг.

Чем впечатляет: Зенитное орудие на постаменте в центре Лобни как будто напоминает нам, как близко к Москве подошли немецкие войска в 1941 году. Но самое главное, что враг здесь был остановлен. Ползли чудовища с крестами на броне.
С звериной злобою они рвались к столице
Через рубеж на нашей стороне
Последний. И об этом знали фрицы.

Уверенно. Закованная в сталь,
Лавина двигалась, снарядов не жалея.
Водители смотрели жадно вдаль.
Но на пути их встала батарея.

Кровавый бой, бесстрашие сердец.
Ничем не защищенных против стали
Врагов остановили, наконец,
Сердца героев, и машины встали.

Рубеж с тех пор на Лобне, как рубец.
Немало на Руси таких отметин.
Теперь они слились в один венец.
Он вечной памятью и славой людям светит.
Юрий Петров

Лобня. Конец ноября 1941 года. Немецкие войска подошли крайне близко к Москве. Опасно, угрожающе близко…
В оборону столицы вступила 13-я зенитная батарея 864-го зенитно-артиллерийского полка. В ночь на 28 ноября батарея заняла огневые позиции на Рогачевском шоссе. А утром 1 декабря немецкие войска начали ожесточенную танковую атаку.
Из воспоминаний Г.А. Шадунца: . фашистские танки. Они были в километре от нас. С Виктором Громышевым, командующим вторым расчетом, решили подпустить их ближе, чтобы бить наверняка. Всего их было одиннадцать, ощетинившихся приподнятыми стволами орудий. Второе орудие первым открыло огонь. Это была неоправданная поспешность: орудие было обнаружено. Танки немедленно переменили строй. Теперь они шли широко, растянувшись, клином. Вдруг второе орудие замолкло. Санитары понесли от него двух бойцов. Медлить было нельзя, я подал команду. Борис Баранов, уточнив наводку, скомандовал: «Огонь!», Петреев, оттянув рукоятку затвора, произвел выстрел. Головной танк завилял на месте и замер. Остальные танки резко развернулись и стали отходить к деревне Горки Киовские .
Гитлеровцы, натолкнувшись на яростное сопротивление, решили наступать через деревню Букино. Но и здесь потерпели поражение, потеряв 4 танка.
2 декабря зенитчики поддерживали контрнаступление 1106 стрелкового полка на деревни Нестериха и Горки Киовские. А 3 декабря стало настоящим экзаменом на выдержку и стойкость для боевого расчета сержанта Шадунца. На огневую позицию зенитчиков немцы направили 23 танка и батальон автоматчиков. От плотности огня невозможно было даже поднять голову. Но немцы не выдержали напряжения боя и, потеряв 6 танков, стали в панике отступать. Когда бой стих, у орудия защитников насчитали 250 стреляных гильз.
За этот подвиг командир орудия Г.А. Шадунц и заряжающий В.Р. Петреев получили орден Боевого Красного Знамени, а наводчик Б.Е. Баранов — орден Красной Звезды. А в память об этих событиях на развилке Букинского шоссе и Батарейной улицы было установлено мемориальное зенитное орудие на бетонном постаменте.

Читать еще:  Китайская бензопила: отзывы, модели, регулировка, разборка, ремонт своими руками, лучшие, устройство, схема, надежная, хорошая, марки, рейтинг, неисправности, дешевые, цена

Мемориальный комплекс «Зенитка» (Лобня). Последний рубеж, где был остановлен враг.

Чем впечатляет: Зенитное орудие на постаменте в центре Лобни как будто напоминает нам, как близко к Москве подошли немецкие войска в 1941 году. Но самое главное, что враг здесь был остановлен. Ползли чудовища с крестами на броне.
С звериной злобою они рвались к столице
Через рубеж на нашей стороне
Последний. И об этом знали фрицы.

Уверенно. Закованная в сталь,
Лавина двигалась, снарядов не жалея.
Водители смотрели жадно вдаль.
Но на пути их встала батарея.

Кровавый бой, бесстрашие сердец.
Ничем не защищенных против стали
Врагов остановили, наконец,
Сердца героев, и машины встали.

Рубеж с тех пор на Лобне, как рубец.
Немало на Руси таких отметин.
Теперь они слились в один венец.
Он вечной памятью и славой людям светит.
Юрий Петров

Лобня. Конец ноября 1941 года. Немецкие войска подошли крайне близко к Москве. Опасно, угрожающе близко…
В оборону столицы вступила 13-я зенитная батарея 864-го зенитно-артиллерийского полка. В ночь на 28 ноября батарея заняла огневые позиции на Рогачевском шоссе. А утром 1 декабря немецкие войска начали ожесточенную танковую атаку.
Из воспоминаний Г.А. Шадунца: . фашистские танки. Они были в километре от нас. С Виктором Громышевым, командующим вторым расчетом, решили подпустить их ближе, чтобы бить наверняка. Всего их было одиннадцать, ощетинившихся приподнятыми стволами орудий. Второе орудие первым открыло огонь. Это была неоправданная поспешность: орудие было обнаружено. Танки немедленно переменили строй. Теперь они шли широко, растянувшись, клином. Вдруг второе орудие замолкло. Санитары понесли от него двух бойцов. Медлить было нельзя, я подал команду. Борис Баранов, уточнив наводку, скомандовал: «Огонь!», Петреев, оттянув рукоятку затвора, произвел выстрел. Головной танк завилял на месте и замер. Остальные танки резко развернулись и стали отходить к деревне Горки Киовские.
Гитлеровцы, натолкнувшись на яростное сопротивление, решили наступать через деревню Букино. Но и здесь потерпели поражение, потеряв 4 танка.
2 декабря зенитчики поддерживали контрнаступление 1106 стрелкового полка на деревни Нестериха и Горки Киовские. А 3 декабря стало настоящим экзаменом на выдержку и стойкость для боевого расчета сержанта Шадунца. На огневую позицию зенитчиков немцы направили 23 танка и батальон автоматчиков. От плотности огня невозможно было даже поднять голову. Но немцы не выдержали напряжения боя и, потеряв 6 танков, стали в панике отступать. Когда бой стих, у орудия защитников насчитали 250 стреляных гильз.
За этот подвиг командир орудия Г.А. Шадунц и заряжающий В.Р. Петреев получили орден Боевого Красного Знамени, а наводчик Б.Е. Баранов — орден Красной Звезды. А в память об этих событиях на развилке Букинского шоссе и Батарейной улицы было установлено мемориальное зенитное орудие на бетонном постаменте.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector